Более ста лет тому назад один француз по имени Пьер Гифар решил взбаламутить французских обывателей. К тому же он хотел немного поправить свои дела, увеличив продажу газет. Он сделал ставку на "безопасный велосипед", разработанный в 1885 году, являющимся основой современного велосипеда. Хотя во всей Франции в 1891 году было всего несколько тысяч велосипедистов, и только горстка гонщиков, Гифар ощутил, что может показать достоинства велосипеда и мощь человека.

Он решил устроить увлекательное, драматическое мероприятие, но не велогонку, а невиданное испытание велосипедистов. Интерес ко всему был разогрет серией статей, где писалось, что это будет не только проверка на скорость, но, скорее всего проверка на расчет, умение и мужество. Его увлекла идея доехать от Парижа до Бреста, до Атлантики и вернуться назад в Париж: 750миль (1200км). Сможет ли человек без чьей-либо помощи, а только с помощью своих мускул, выдержать такое. Медицинское сообщество того времени так не думало. Они отвергали такую идею, как мысли лунатика. Один медик написал: "Велосипед в таких сверхдозах убьет человека также наверняка, как и сверхдоза мышьяка". Несмотря на такие мрачные предсказания, люди стали записываться. Почувствовав ответственность за пробег, Гифар, изменив правила, ввел залог за участие - 5 франков.

Несмотря и на это, записалось 300 человек, включая 7 женщин. Среди новых правил было ограничение по времени - 10 суток. Другое правило говорило, что нельзя менять велосипед во время пробега. Для этого каждый велосипед пометили. Торжественная церемония маркировки прошла с большой помпой перед зданием Le Petit Journal с участием множества официальных лиц. Мало сказать - церемония заняла два дня! Было помечено 280 машин, среди них 10 трехколесных велосипеда, 2 тандема и 1 велосипед с огромным передним колесом (такие монстры до сих пор ездят по дорогам Европы - сам видел!). В последний момент с женщинами расстались. Это был гуманный век, и только начало движения феминисток.

В воскресный полдень 6 сентября 1891 года 206 ездоков покинули кричащую толпу перед зданием Le Petit Journal. После первой мили из-за поломок сошел французский профессионал Jules Dubois. Дальше гонка шла только между Charles Terront и Jacques Jiel-Laval. Трудно было найти двух более различных гонщиков. Террон - взрывчатый, импульсивный, Ж.Лавал, напротив, расчетлив, четко придерживается многочасового расписания движения. В конце концов, сумасшедший, порывистый Террон выиграл первый PBP за 71час 22 минуты, время неплохое даже по нынешним временам. Ближайший соперник - расчетливый Ж.Лавар финишировал через 8 часов. Террон боролся с усталостью с помощью крепкого французского кофе. Где-то он врезался в барьер, в другом месте сломал педаль и вынужден был добираться до следующего контрольного пункта "с одной ногой". Но, даже получив такую фору, его соперники ничего не смогли противопоставить его неистовой скорости.

Финиш Террона явился как победой силы человеческого духа, так и победой технологии. Одним из бурно обсуждаемых накануне гонки вопросов был: какие шины лучше? Как раз за два года до этого в 1889 году братья Michelin предложили свои пневматические шины. Более основательные люди того времени продолжали кататься на литых шинах. Компания Michelin поддерживала Террона, а Ж.Лавал, как знаток, ехал на моношинах. "Дутая" победа Террона прозвучала, как похоронный звон литым шинам и позволила всем нам наслаждаться мягким (когда хочется) катаньем.

Гифар "прыгал от радости" за свой успех. Он месяцами наполнял газеты событиями с этого пробега. Он выжал максимум из 99 финишеров первого PBP. Он писал: "Впервые мы увидели новый вид путешествия, новый путь к приключениям, новые возможности для удовольствия. Эти велосипедисты проезжали в среднем по 80 миль за день в течение 10 дней, и они доехали бодрыми и здоровыми. Даже умелый и отважный всадник не смог бы проскакать лучше. Не находимся ли мы на пороге нового и замечательного времени?"

Частью этой замечательной эры стала кулинария. Один кулинар, увидев под своим окном лихих парней на велосипедах, так вдохновился, что создал нечто вкусное под названьем "Париж-Брест" в честь стойких ребят, попытавшихся проехать то, что еще никому не удавалось. Эти калорийные сласти доступны и сегодня во французских кондитерских, особенно в Париже или Бресте. Это также явилось началом эры спортивных событий. Вдохновленный успехом и известностью PBP, другой француз основал современные Олимпийские игры. Велогонка Тур-де-Франс стартовала в 1903 году также вдохновленная пробегом PBP. Ни одна велогонка, проводимая сегодня, не является такой же старой как PBP. Только Льеж-Бостон-Льеж где-то рядом, но он на 13 лет моложе.

Из-за очень трудного характера пробега, PBP проводился первоначально каждые 10 лет. Но только немногие гонщики могли затратить значительные усилия на подготовку к такому суперсоревнованию. Поэтому со временем число участников начало падать. Чтобы изменить ситуацию организаторы придумали нечто новое для пробега 1931 года. Он стал переломным в истории этих пробегов. 1931 PBP стал последним пробегом перед II Мировой войной; он же стал первым, который выиграл не европеец, а сэр Губерт Опперман ("Оппи") из Австралии. Это был последний пробег PBP, проведенный как профессиональная велосипедная гонка; впервые в пробеге участвовал новый класс велосипедистов - "randonneur" или супер-туристы. Одновременно для последних ввели ограничение по времени - 90 часов, чтобы закончить пробег PBP. Jules Tranchant выиграл среди супер-туристов с впечатляющим временем - 68 часов 30 минут.

В 1941 году пробег не состоялся из-за войны, но в 1948 году его возобновили. Чтобы догнать хронологию пробегов, их стали вначале проводить каждые 5 лет. Затем перешли на 4-х годовой график. Сейчас PBP- стал пробегом для спортсменов-любителей, проводимый Парижским клубом Audax ("Audax" означает по латински - смелый, дерзкий, отважный, бесстрашный). Некоторые правила пробега исторически сохранились: вы должны приехать на финиш на том велосипеде, который вы вывели на старт; дистанция 750 миль, ограничение по времени - 90 часов. Добавились квалификационные заезды, известные как brevets ("дипломы"), чтобы отобрать для пробега только сильнейших. Также от участников стали требовать наличия освещения, крыльев.

С каждым пробегом растет число велосипедистов желающих принять участие, а также число иностранных участников. Пробег Париж-Брест-Париж стал со временем именно тем, о чем желал Пьер Гифар - не просто гонкой, а испытанием.

30 Jan 2010

Нет коментариев

Добавить коментарий