flint Участники первой 400-киБыль народная про то, как чапыре угарны хлопца, «Великий Бревет» затеяли. Жили-Были в славном городе Архангельске, что почти у самого у Белого Моря, Биоритм-архангельский, Сабль-безбашни, Флинт-Анрильский, и Балд-неизвестный.

Жили они, не тужили, но в один прекрасный день ни жданно, ни гадано ударила им в голову жидкость, Но в один из прекрасных дней, ударила в голову жидкость, ока название произносить не прилично. И решили они отправиться в дальнее путешествие верхом на своих железных конях, туда - не знамо куда, найти то - не знамо что, а чтобы жизнь медом не казалась, уговор был даден - пройти триста верст* без отдыху и сна. А кто первым придет - тому слава и почет! И вот, что ни свет, ни заря поднялись добры молодцы на труд праведный, на подвиг великий, сели на волшебную тележку, что возит путников за целковые, и тронулись в путь-дорогу. Когда тележка отказалась везти дальше и бесцеремонно раскрыла створки, дескать, покатались гости дорогие - пора и честь знать, пришлось богатырям ступать прямо под моросящий дождь. Тут же принялись обряжаться в доспехи. Местные жители в количестве одного человека на маленьком пони приехали поглазеть на невиданных богатырей и их верных стальных коней. Чудик оказался разговорчив, по ходу сборов развлекал шутками да прибаутками. Сослужив напоследок добрую службу и запечатлев всех на вечные века в цифре, он еще долго махал рукой, с уважением глядя на удаляющийся за горизонт пилотон,…. 400-каВидимо ужаснувшись при взгляде на нас, идол солнца прогнал беспросветную пелену дождя и опустил на нас пелену мрака. Темнело. Славные доспехи дали течь во многих местах, а о предстоящем похолодании думать было просто жутко. Включив заморские лампы-самосветки, путники, попридержав коней, легким галопом продолжили свой полный тягот и злоключений путь. Чем больше сгущались сумерки, тем больше разваливалась группа. Вихрь пара от мокрого остывающего асфальта кружил и вертелся в свете дивных фонарей. Изредка яркий луч выхватывал то тут, то там ловушки, но стоило хоть немного ослабить бдительность - они обрушивались на беззащитных путников…вот и могучий богатырь Биоритм-архангельский, не выдержав очередного удара, падает навзничь вместе с конем. Богатырское тело выдержало удар, чего нельзя сказать про коня. 400-каКаких только демонов не уродила земля русская. Но по части запутывания лешему можно дать пять очков наперед. Не знаю, внес ли он в блуждания странников свою лепту, но доблестный отряд разбросало друг от друга по всему шелковому пути. И комар лошадь свалит, коли волк пособит. Изрядно уже измученные молодцы были приятно удивлены гостеприимством и теплотой придорожной закусочной. Только Биоритм как ветер пролетел мимо. Никем не окрикнутый пришпорил коня, и был таков. Конь бежит, земля дрожит, из ноздрей полымя валит. С этого момента группа больше уже не соединится никогда… Сабл-безымянный, будучи угарны хлопцем, не стал отдыхать, вскочил на коня с разудальным гаком, только его и видели!.. Мы же воспользовались гостеприимством в полной мере, и румяные и довольные, но без удальских криков двинулись дальше в путь. А путь, надо сказать, предстоял не близкий. Ночь не предвещала ничего положительного, кроме нескорого рассвета. Темнота и холод медленно делали свое дело. С галопа кони перешли на рысь, а потом и на трусу. С завидным нетерпением всматривались хлопцы, уже не такие угарны, вдаль - в надежде увидеть огни очередной забегаловки. Былая надежда догнать соратников улетучилась вместе с остатками тепла. Последнее кафе было посещено богатырями уже за полночь, впереди только безжизненная дорога до самого утра. Скоро сказка сказывается, да нескоро дело делается. Чем ближе становилось утро, тем труднее было ехать. Полная луна развеивала мрак, холод же усиленно садил батареи. Последние два часа главенства ночи они ехали лишь благодаря свету луны. Никогда еще ночная тень не была так отчетливо видна. Перерыв на обед.Остановки становятся чаще. Темп замедляется. Кажется, кони только по инерции движутся вперед. Провизия и вода замерзли. (одной из котлет можно было колоть орехи J) Так они и встретили утро, в седле, подгоняющие коней. Теплые лучики света разогнали загустевшую кровь по организму, двукопытные перешли на рысь. Но последствия ночи не прошли незаметными, у славного храбреца балд-неизвестный отказала нога. Стоять и ждать не было никакой мочи, холод тут же сковывал мышцы. Путем непомерных усилий бравому молодцу балду удалось доскакать до одной из остановок иноземного чудовища. Где и было принято историческое решение залезть в большое брюхо приближающегося автомобильного монстра. Последующие часы прошли для флинта в яростной попытке догнать двух соратников, что так прытко умчались вперед. Холмогорская развилка разочаровала богатыря: ни стальных коней, ни самих соратников уже не было. Голова хвоста не ждет. Запасшись дополнительным провиантом, бодро вскочил в седло и последующие 90 километров провел в яростный попытке пришпорить уставшего коня. Это удавалось с трудом, и чем ближе становился белый град Архангельск, тем медленнее была поступь жеребца. У каждой сказки есть конец. И эта не стала исключением, благо финал оказался положительным. Как это ни печально, хлебом солью никто не встречал, но огни вечернего города приятно грели сердце и подгоняли коня все ближе, ближе и ближе к родному пристанищу… Типа THE END

Дополнительно: фотографии в галерее М8.

6 Feb 2010

Нет коментариев

Добавить коментарий