?? shadow

Перевод статьи "A Conversation with Bob Repertel" от ноября 2007 года, оригинал которой размещен на сайте RUSA.ORG

Автор статьи - Bill Bryant

Проводив очередной год ПБП и начав готовится к новому, который ознаменует десятилетний юбилей RUSA(организация "Рандоннеры США"), будет уместно рассказать об одной из ключевых фигур в развитии рандоннерского движения, как в Соединенных Штатах так и в мире в целом. За последние три десятилетия двадцатого века рандоннерское движение разрослось далеко за пределы своих "Французских корней", и одно имя постоянно на слуху: Роберт "Боб" Лепертель.

 Десять лет назад "RUSA" приняла эстафету от прекратившей свое существование организации "International Randonneurs"(сокр "IR"), появившейся на заре восьмидесятых. Основал "IR" житель Нью-Йорка - Джеймс Конски, который был новатором и первопроходцем, вдохновленный идеями Боба Лепертеля, он раз за разом собирал толпы Американцев для участия в бреветах, флешах и ПБП. Джеймс был первым, кого привлек и с кем работал Боб Лепертель на ниве становления бреветов в США. Позднее это были основатели RUSA - Дженифер Вайз, Джонни Бертранд, Джон Вагнер. Такую работу Боб Лепертель вел во многих странах, привлекая новых и новых людей.

Занимаясь популяризацией свободного темпа рандонерства за пределами Французских границ с начала до конца семидесятых, Боб Лепертель ранее возглавил движение в самой Франции, тем самым предотвратив его исчезновение. Рандоннерство было популярно в первой половине двадцатого столетия, вплоть до 1914. Последовавший затем период расцвета быстро угас в послевоенные годы. Когда он взял на себя бразды правления Audax Club Parisien в середине 1960-х годов, Рандоннерство было в упадке. Конечно участие в бреветах дается непросто, но помимо участников должен быть кто-то, кто будет координировать участников и их клубы. К счастью для нас этим человеком был Боб Лепертель. Заручившись поддержкой жены Сюзанны и другив членов ACP, он спас ПБП от неминуемого исчезновения на рубеже шестидесятых, когда общее число участников мероприятия составляло менее 180 человек, а ежегодное количество береветов, проводимых во Франции, было на тревожно низком уровне.

"Большой Боб" любезно согласился провести с нами время, отвечая на наши вопросы в июле прошлого года. С приближением 16-го по счету ПБП, хочется сделать экскурс в прошлое и узнать больше о человеке, который посвятил большую часть своей жизни нашему общему увлечению и его главному событию.

Am/R: Боб, вы являлись президентом Парижского Клуба Отчаяных с 1967 по 1983, и, за исключением 1991 года - организатором семи ПБП с 1966 по 1995. Пока вы были у руля, ПБП вырос из клубной покатушки на 1200 км в международный фестиваль. Но давайте вернемся к началу. Когда и где вы родились?

Lepertel: Я родился 11 ноября 1924 года; Мне стукнет 83 на следующий день рожденья. Наш дом был в городе Бегард(Begard) в северной Британии. (Бегард находится на полпути между городами Morlaix и Saint-Brieuc -прим.ред. )

Am/R: Какая у вас была семья? Какое у вас образование?

Lepertel: Это была типичная французская семья, мои бабушка и дедушка жили с нами, отец работал на железной дороге. Мать занималась домашним хозяйством и воспитывала нас с сестрой. Вскоре мой отец стал инженером. Позднее он работал на национальном предприятии механиком, но потерял часть правой руки в результате несчастного случая. Затем он управлял центром распределения угля для котельных. Он скончался в 1956 в возрасте 57 лет от рака. Мать умерла в возрасте 74 лет так же от рака.

Мое обучение ограничивается двумя с половиной годами начальной школы. Мне было 14 лет когда я пошел работать на угольную фирму; отец знал владельца предприятия и замолвил за меня словечко. Я работал разнорабочим, работал в офисе и был на хорошем счету. Там я научился бухгалтерской премудрости и это помогло мне определить возможные пути моей карьеры.

Am/R: Мне любопытно как француз умудрился заработать прозвище "Боб"? Я не уверен что встречал во Франции что-то подобное, особенно  среди тех кто не говорит по -английски.

Lepertel: В моем первом велоклубе было несколько парней по имени Роберт, включая главу клуба. Это вызывало путаницу, поэтому я выбрал "Боба" и это прижилось.

Am/R: Как ваше увлечение велосипедом вписывалось в вашу тогдашнюю жизнь? Вы пошли работать в 1938, и затем менее чем через два года началась война.

Lepertel: В то время я жил и работал на северной окраине Парижа. Начиная с 1941 я ездил на велосипеде на работу, домой на обед, затем снова на работу, и возвращался домой вечером. Расстояние между Клише и Аубервилем было порядка 6 километров, поэтому я накатывал около 25 километров каждый день.

Am/R: Велосипед был для вас как транспортное средство, а что заставило вас заняться велоспортом? Как назывался ваш первый клуб?

Lepertel: Во время войны существовали определенные границы дозволенного, власти не разрешали собираться большим скоплениям народа, поскольку боялись развития движений сопротивления. Наша тусовка хотела организовать танцы и народные гуляния, но единственно возможной альтернативой в те дни были спортивные клубы. Так мы стали "велосипедным клубом" под началом FFCT(национальная Французская Туристическая лига). Так мы получили официальный статус, и это позволило нам арендовать залы. Наш клуб назывался Спортивная Ассоциация Непослушных Друзей. Из наших 110-120 клубников, возможно 4 или 5 на самом деле катались на велосипеде. Наш "велосипедный клуб" не проводил каких то регулярных заездов, не имел устава, но горстка из нас совершала небольшие выезды по воскресеньям. Было очень весело.

Am/R: Но я где то читал, что молодой Роберт Лепертель катал официальные ACP береветы на 200 километров в годы войны...

Lepertel: Да, я встретил несколько старых гонцов от которых узнал об оранизации бреветов в довоенное время. Длинные дистанции казались невероятными; даже 200 километров казались невозможными. Но в 1943, я, несмотря ни на что, вышел на старт ACP 200-ки. Я проехал ее в пределах 12-ти часов, но это было очень трудно, так как я не имел ни малейшего представления о потребностях организма в калориях при езде на такие расстояния. Два раза я серьезно упал, а чтобы преодолеть горки, даже самые маленькие, мне приходилось спешиваться. Моя вторая двухсотка была уже после Освобождения.

Am/R: Вы уже были знакомы с Сюзанной в то время?

Lepertel: Да, мы познакомились в танцевальном клубе. Как и другие она вступила потому что обожала танцы и живое общение. Дружба между нами быстро переросла в бурный роман. Мы поженились после войны 26 апреля 1946 года. Мы отметили 61-ю годовщину совместной жизни в этом году.

Am/R: У вас есть дочь Клоди и она старожил в ПБП марафонах; у вас есть еще дети, и увлекаются ли они велосипедом?

Lepertel: Наша дочь Клоди стала рандоннером пройдя свой первый флэш "Велоцио". Она была приглашена присоединиться к команде английских гонцов и с тех пор она проехала его шесть или семь раз. Она "Рандоннер 5000" и она проехала свой ПБП в дождливый 1987-й менее чем за 84 часа.

Помимо Клоди у меня есть два сына. Мишель работает в аэрокосмической промышленности в Тулузе, он увлекается альпинизмом в свободное от работы время. Второй сын Алан живет ближе к дому. Совместно с двумя партнерами он основал фирму, которая занимается электроникой и преуспел на этом поприще. Он увлекается игрой в бридж и состоит в национальной сборной.

Клоди и Алан много лет были важной частью команды, занимавшейся организацией ПБП. Клоди отвечала за подтверждение результатов Французских бреветов, а сейчас она занимается обработкой заявок на участие в ПБП от иностранных гонцов.

Am/R: Давайте вернемся к началу вашего увлечения велосипедом. Чем вы занимались после окончания войны?

Lepertel: После нашей свадьбы мы купили, тандем построеный Алексом Сингером, вышли из клуба "Спортивная Ассоциация Непослушных Друзей", чтобы создать "Велосипедно-Кемпинговый клуб" в 1947. Это был маленький клуб, но мы часто катались в компании 25 или 30 друзей, некоторые из которых последовали за нами из старого клуба. Мы часто ездили в походы, в дикие необжитые места - туда, где не было организованных площадок для отдыха.

Наш маленький клуб состоящий из всего 20 человек неплохо развивался. Помимо основных клубных покатушек мы затеяли несколько мероприятий, которые оказались по нраву другим велосипедистам. Сначала мы провели "Велосипедно-Исторический пробег", который представлял из себя тур по Парижу с десятком остановок; мы провели 5 таких мероприятий, последнее из которых собрало более тысячи участников. Затем мы организовали "Твидовый пробег по Сенне" с километражом порядка 280 километров. Участники могли выбирать группу по силам - Спортивная(минимальная скорость - 25 км/ч), Рандоннерская (22 км/ч) и Туристическая(18 км/ч). Наконец мы дали старт пробегу "Рандоннеры Шевреза". Там было такое же деление на группы как и в "Твидовом пробеге по Сенне", но километраж был порядка 180 километров и на протяжении маршрута участником предстояло преодолеть 18 холмов. Этот бревет так же имел большой успех. В  то же время я помогал FFCT(национальная Французская Туристическая лига) в организации "велопоходного" подразделения, но я не очень преуспел в этом так как особого интереса эта работа у меня не вызывала.

Какое-то время спустя наш клуб принял предложение присоединится к "велоклубу Корбевуа-Анси"(VCCA). Это был известный гоночный клуб в котором начали свою карьеру несколько известных професионалов такие как Варно и Дарригад. Но после войны, походы имели бОльшую популярность чем гонки, поэтому наше слияние имело смысл. Всего нас было около 60 человек; лучшим на тот момент был Гилберт Балт. Он был быстрым гонщиком и активно участвовал во всех велосостязаниях. Его успехи подтолкнули других к вступлению в клуб. (У нас практически не существует похожих велособытий в США; Французские "велоспортивные" мероприятия - это фактически быстрые гонки с победителями и системой проведения похожей на гонки, но они выпадают из формального представления о гонках, проводимых в рамках жестких правил, контролирующих их организаций, - например UCI. Их можно рассматривать как подобие современных велопокатушек, где элитные гонцы борятся между себе подобными за призы и славу, в то время как остальные участники просто участвуют и соревнуются с самими собой, и не принимают соревновательный аспект слишком серьезно в отличие от тех кто идет в голове пелотона - прим.ред. )

Я стал президентом велосекции "клуба Корбевуа-Анси"(VCCA) и у нас были некоторые ресурсы в нашем распоряжении, например, печатный станок для рекламных и информационных бюллетеней, автобус, чтобы два-три раза в год посещать мероприятия вдали от Парижа, и мы наняли некоторых сильных гонщиков из других клубов, например Декера, Ноэля, Мартира, Лебаса, и Рождера Баумана. Мы развили бурную деятельность в те годы. Наши воскресные поездки были от 150 до 250 километров, и мы принимали участие во всех больших велосостязаниях региона. Тем не менее, это были тяжелые времена в послевоенные годы и наши финансы не позволяли нам путешествовать столько сколько нам хотелось, к примеру съездить на Пасхальные мероприятия в Провансе.

Am/R: Похоже, что вы всегда были больше орагнизатором, чем гонщиком.

Lepertel: Я становился президентом велосипедной лиги Парижского региона в 1951-м и 1952-м. В те дни велоспорт был популярен, но не настолько популярен как сейчас, не так много клубов сотрудничали между собой и национальной федерацией. Мне приходилось много трудится, чтобы свести их вместе и создать бесплатный ежегодный календарь гонок для Парижского региона. При этом я должен был найти рекламные источники дохода для поддержки этого проекта. С моим другом Мижоном, мы также начали выпуск газеты "Вело Информация", которая выходила дважды в месяц, и была полностью посвящена велотуризму. Тем не менее ее закрыли через два года изза отсутствия интереса среди читателей. За это время мы также организовали две "Ночи Велотуриста", популярные мероприятия для велосипедистов на которых выступали лучшие артисты развлекательного жанра того времени, например Генри Сальвадор.

Am/R: Многие американцы знают вас как главного организатора многих ПБП, но немногие знают, что вы еще и создатель формата проведения велопробегов известного как "Французские стрелы". Как эта идея пришла к вам в голову? Были ли они успешными с самого начала?

(Речь идет о традиционных гонках, а не о командных мероприятиях вроде флеш "Велоцио". Есть 20 маршрутов, каждый из которых стартует из Парижа и затем ведет в какой-то из городов на границе Франции. Если выделить все маршруты и посмотреть на карту, то получится звезда с лучами выходящими из центра. Протяженность маршрутов колеблется от 180 до 1000 километров. Эти поездки годами были краеугольным камнем Французского велотуризма, и даже в наши дни они пользуются большой популярностью - прим.ред.  )

Lepertel: Во время моих последних двух лет в Париже, и как раз перед моим переездом в Рени на 9 лет, где я получил новую работу, я представил клубному совету Директоров предложение по проведению "Французских Стрел". Было несколько деталей которые нужно было проработать по поводу маршрута, темпа езды, контроля и еще как то вписать это мероприятие в общий календарь событий FFCT(национальная Французская Туристическая лига). Наконец, в 1953 Гильберт Давинье взял на себя огромную работу по прокладке маршрутов и созданию схем движения - "не шутка дело" для 20 долгих поездок!

Эти мероприятия стали популярны с самого начала. Они были открыты в 1954 году, и Роджер и Женевьева Рой выполнили всю серию всего за два года! Собрав данные за 53 года мы получим цифру в 40000 участников, чтов среднем составляет 800 участников в год.

Am/R: К началу 60-х годов, вы вернулись в Париж, продвигаясь вверх по карьерной лестнице многонациональных компаний, таких как Рон-Пуленк и Бюлер. Такое стечение обстоятельств вернуло вас в круг друзей, знакомых по  "велоклубу Корбевуа-Анси"(VCCA). Затем клуб слился с "Парижским Клубом Отважных" в 1964-м. Довольно скоро после слияния вы и Жилбер Бёльт организовали очередной ПБП в 1966-м. Как это было? Я читал что у вас было очень мало материалов от предыдущего ПБП, которые можно было бы взять за основу для работы.

Lepertel: Это слияние было реанимацией как для "велоклуба Корбевуа-Анси"(VCCA) так и для "Парижского Клуба Отважных". Оба клуба были больны, как и французский велоспорт в целом. Мы взяли на себя организацию Французских Рандоннерских Бреветов и организацию Париж-Брест в 1966 году. Что касается бреветов, то в 1963 было всего 500 подтвержденных участников. Моя новая должность, которая заставила меня вернуться в Париж, называлась "инспектор по продажам в крупной корпорации" и включала Бретань в число других 60 региональных представительств фирмы, где я работал. Это позволило мне посещать множество отелей и ресторанов, которые можно было использовать для КП в течение ПБП. Я также имел возможность встречаться с Мистером Пакири - президентом велосипедной лиги округа Бретань, и он пообещал мне организовать КП в Бресте.

Да, нам не пришлось делать много работы, чтобы продолжить начатое дело, за исключением нескольких дорожных документов, сохраненных Жилбером после участия в прошлых ПБП,  но зато мы наладили сотрудничество с компанией "Эль Эквип", которая обязалась напечатать дорожные паспорта и карты, а таккже другие материалы. Люсьен Виржил, бывший президент ACP("Парижского Клуба Отважных"), добровольно вызвался организовать и обеспечивать работу секретного КП, что он и делал в течении 48 часов подряд. Тогда все было немного проще; для допуска требовалось пройти 400км бревет, стартовый взнос был 50 франков, мы в свою очередь предоставляли карточку участника, маршрутный лист и номер на раму. Это все что мы могли сделать, учитывая размеры клуба.

Am/R: На ПБП 1966-го года главным событием стало сокращение максимального времени прохождения трасы с 96 часов до теперь уже привычных 90. Что побудило внести такие изменения? Было ли это сделано под влиянием UAF(Union des Audax Français - союз отважных парижан) по собственной версии которого ПБП всегда имел лимит в 90 часов?

Lepertel: Гильберт Балт хотел изменений и я согласился. К тому времени и дороги и велосипеды были лучше чем в первый пробег Париж-Брест-Париж в 1931-м. Возможно конечно, что лимит был сокращен под влиянием UAF, но я этого не припомню. В любом случае рандоннеры старой закалки адаптировались к нововведениям, а для новичков это была данность.

Am/R: На следующем ПБП в 1971 году был отмечен внушительный рост числа участников с 173 до 325 человек. Затем в 1975-м числов участников возросло до 666, а в 1979-м до 1766 человек. Как вы думаете почему так много Французских велосипедистов хотели принять участие в ПБП по сравнению с ранними годами?

Lepertel: Число участников ПБП сильно выросло, но рост этот был постепенным, так что нам удалось справится с ситуацией. Я думаю, что плакат с результатами, который мы начали печатать после 1971, помог создать ажиотаж среди гонцов Французских клубов. В общем, Франция заново открыла для себя вкус к рандоннерству. Старые карты и маршруты были обновлены, бреветы шире освещались в велосипедных изданиях,  маршруты и результаты получали одобрнение быстрее, чем раньше, результаты публиковались чаще и т.д.

За пределами Франции вышла книга Жака Вэдли ("Дороги Старые и Новые"- прим. ред.), которая открыла ПБП для жителей Англо-язычных стран. Она породила в жителях Великобритании, Америки, Канады, а чуть позже Австралии, желание проехать ПБП.

Am/R: Интерес к ПБП неуклонно рос и в других странах ...

Lepertel: Да, я создал организацию "Европейские Рандонеры" в 1976, затем она стала называться "Мировые Рандоннеры" в 1983-м. Мы встретились после Париж-Брест-Париж в "Поросячьей Ножке" - круглосуточном ресторане, завоевавшим нашу популярность, поскольку он был отправной точкой многих "Французских стрел". Там было восемь представителей из 8 стран, вместе с президентом FFCT(Французская Федерация Велотуризма). Я был избран первым президентом RM(Randonneurs Mondiaux - Мировые Рандоннеры), Джон Николас из Великобритании занял пост вице-президента, а Жак Де-Лава из Бельгии пост казначея, другие основатели были Джеймс Конски из США, Франческо Порта из Испанской Каталонии, Жозе-Луиз Гарсия из Испанских Басков, Рассел Мур из Австралии, Жан-Клод Музелек из Шведции, и Гари Парера из Канады, и конечно я, как представитель ACP("Парижского Клуба Отважных") и Франции.

Am/R: Вы и Сюзанна всегда много трудились для того, чтобы достойно встретить иностранных рандоннеров на ПБП, и мы сердечно признательны вам за гостеприимство. Расскажите нам побольше о том, почему вы привлекаете иностранных участников на ПБП?

Lepertel: Это обычная практика для нас, радушно встречать иностранных рандоннеров, так как они всегда приветствовали нас подобным образом когда мы посещали их. И они согласились работать с нами для получения квалификации на ПБП,  согласились развивать местные клубы по нашему сценарию, так как нам удобно, что внесло большой вклад в нашу взаимную дружбу.

В 1983-м, Сюзанна и я, устав после 45-ти лет работы, имели возможность путешествовать и мы посетили многих из наших друзей-рандоннеров в Австралии, Норвегии, Великобритании, США, Канаде,  Южной Африке, Шведции, Испании, Болгарии, Германии, Новой Зеландии и других странах. Было особенно приятно оказаться полезным в организации нескольких новых мероприятиях на 1200км, которые сейчас возникают по всему миру. У нас было много интересных путешествий и приключений в нашем "рабочем" отпуске.

Am/R: Если посмотреть на ваше участие в организации веломероприятий, что особенно выделяется? Чем вы гордитесь? Случались ли сюрпризы? Грустные моменты?

Lepertel: Чем горжусь? Да особенно нечем, полагаю. Мне повезло с женой, которая поддерживала меня все это время, повезло с клубниками которые ценили то, что я делал. Я никогда не работал в одиночку. У нас было преимущество, как-то затеяв ПБП, мы теперь знали чем будем заниматься каждые четыре года.

В целом я очень доволен ростом Randonneurs Mondiaux("Мировые Рандоннеры") и рандоннерского движения. Энтузиазм с которым его приняли во многих странах породило во мне чувство глубокого удовлетворения. Я счастлив осознавать что мои усилия привели к тому, что все большему количеству людей нравится велосипед. В 1999-м Сюзанна и я были награждены Золотой медалью  FFCT(Французская Федерация Велотуризма), это высочайшая награда, которая вручается людям, сделавшим значительный вклад в развитие велоспорта, и мы с женой гордимся тем, что мы были выбраны для этого.

Когда мы возглавили ACP("Парижский Клуб Отважных") в середине 60-х годов, я хотел чтобы он стал главным Французским велоклубом, но этого не случилось. В былые времена количество клубников ACP доходило до трехсот человек, но сейчас оно редко превышает 80. Получается, что мы не самый большой клуб, но мы находимся в верхней части списка по организации веломероприятий, и ко всему прочему ACP известен во всем мире. FFCT(Французская Федерация Велотуризма) признала это и пообещала помочь нам, если возникнет необходимость.

Другие воспоминания? Их хватит чтобы написать книгу. Возможно самым большим сюрпризом стал постоянный рост популярности ПБП. Самые печальные воспоминания это гибель гонщиков на ПБП, например смерть молодого Джугнета, сбитого пьяным водителем в 1966-м недалеко от Бреста, или авария около Майенны в 1975-м в которой погибли 2 велосипедиста, а третий остался парализован. Эти происшествия заставили нас отказаться от шоссе N-12 и проложить другой маршрут. Мы довольны им, равно как и провинциальные клубы, которые организуют там КП.

Am/R: Каким вы видите ПБП в ближайшие десять лет? Или 50 лет?

Lepertel: Со временем нам придется столкнуться с проблемой, когда будет подаваться более 5000 заявок на участие и это будет большой проблемой для Организационного Комитета. Что они сделают в 2011 - найдут ли 40 или 45 стран участников Мировых Рандоннеров? Увидим ли мы 7000 или 8000 человек желающих попасть на ПБП? Я предложил им изменить требования для участия, ограничив время прохождения бреветов. Например можно требовать прохождения 400-ки за 25 часов или меньше, или 36 часов на дистанции в 600 км. Но им следует оставить стандартное время для Суперрандонерской серии; сокращенное время будет только для участия в ПБП. Однако это всего лишь предложение, и я не знаю, что они будут делать. Что касается ПБП в ближайшие 50 лет, то я очевидно слишком стар, чтобы обсуждать это.

Am/R: Могли ли вы вообразить в далеком 1980-м, что  наступит время, когда США будет возглавлять ежегодный рандоннерский рейтинг? Должен признать, даже для меня это было сюрпризом.

Lepertel: Как и вы, я не мог такого представить, как не мог вообразить, что мировой уровень рандоннерской активности будет настолько высок. Смещение лидирующих позиций в сторону США, силами Randonneurs  USA("Рандоннеры США"), ознаменовало собой рост интереса к данному виду спорта, так же как это произошло в Великобритании с AUK(Audax UK) несколькими годами ранее. Человеку, неважно насколько он способен и одарен, невозможно добиться таких результатов в одиночку, особенно в таком большом государстве, каким является США - некоторые из ваших 50-ти штатов больше, чем некоторые государства. Нужно также отметить Дженифер Вайз и Джони Бертанда за их видение, и исключительную команду, которую они собрали. Они нашли нужных людей, которые смогли достичь таких результатов. RUSA("Рандоннеры США") проделали хорошую работу по организации клубов,  они также опубликовали массу информации для поддержки своих новых членов. Все это помогло создать сильную рандоннерскую организацию в вашей стране.

Am/R: Боб, вы бы хотели что-нибудь пожелать нашим Американским рандоннерам напоследок?

Lepertel: Я встречал многих Американских рандоннеров и я желаю им дальнейших успехов, и я надеюсь, что они будут продолжать укреплять свою волю в долгих поездках на велосипеде, будут мотивировать новых участников развивать свои навыки и покорять новые рубежи, и больше всего я бы хотел, чтобы они продолжали ездить свои бреветы и стрелы. Я надеюсь, что когда-нибудь какой-то большой штат, как Техас или Калифорния, загориться идеей и создаст свой вариант "Французских Стрел". И конечно я всегда в вашем распоряжении, если вам понадобится помощь - помогу чем смогу; наша дружба много для меня значит. 

Перевод статьи "A Conversation with Bob Repertel" от ноября 2007 года, оригинал которой размещен на сайте RUSA.ORG

Автор статьи - Bill Bryant

5 Jun 2013

Нет коментариев

Добавить коментарий